Записаться на прием ПОДАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ Задать вопрос

Тайна усыновления чуть не лишила права на жилье

20 мая 2021

Законодательство не может предусмотреть всех ситуаций, возникающих в реальной жизни людей. Именно с такими случаями чаще всего обращаются к Уполномоченному по правам человека в Санкт-Петербурге Александру Шишлову.

Женщина едва не осталась без крыши над головой, так как не смогла документально подтвердить, что ее мама и тетя – родные сестры. Все сведения о матери оказались скрыты тайной усыновления и недоступны даже дочери. Однако в такой, на первый взгляд, безнадежной ситуации при содействии омбудсмена удалось найти выход.

Уже много лет Лилия Ш. жила в квартире вместе со своей тетей – родной сестрой ее матери. Жилплощадь была оформлена по договору социального найма. В списке постоянно проживающих совместно с нанимателем членов семьи значилась только племянница. В конце 2020 года тетя Надя умерла. Лилия обратилась в жилищное агентство, чтобы ее признали в качестве нанимателя и переоформили договор.

Там ей объяснили, что нужно подать заявление и пакет документов в районный отдел вселения и регистрационного учета граждан. Право требовать признать себя нанимателем вместо умершей тети у Лилии есть, но для этого нужно доказать, что она являлась членом семьи.

На руках у женщины был ордер, выданный в 1995 году, где на страничке «состав семьи» значилась только ее фамилия с уточнением «племянница». Такая же запись есть в договоре социального найма жилого помещения, заключенном в 2005 году. Однако эти доказательства не устроили сотрудников отдела вселения и регистрационного учета. Они руководствовались Регламентом предоставления услуги по заключению (изменению) договора социального найма жилого помещения государственного жилищного фонда Санкт-Петербурга (Регламент). Согласно его требованиям Лилия должна была предоставить целый перечень документов, в числе которых бумаги, подтверждающие, что она являлась членом семьи умершего нанимателя.

Жилищный кодекс РФ говорит о том, что членами семьи являются супруг, дети и родители нанимателя, проживающие совместно с ним. С другими родственниками ситуация сложнее. Для того, чтобы признать их членами семьи, они должны быть вселены нанимателем в качестве членов семьи и вести с ним общее хозяйство. То есть нужно не только подтвердить родство, но и доказать ведение совместного хозяйства.

В случае Лилии все остановилось на первом этапе, когда она попыталась получить документы о том, что ее мама и тетя – родные сестры. Дело в том, что в 1942 году девочки Надя и Валя лишились родителей и оказались в детском доме. Через год Валентину усыновила татарская семья, и у девочки поменялась не только фамилия, но и отчество. Все данные, касающиеся этого факта, скрыты тайной усыновления и получить их не может даже родная дочь. Попытавшись запросить эти сведения, как в Санкт-Петербурге, так и в Республике Татарстан Лилия предсказуемо получила отказ. Не зная, что делать дальше, женщина попросила правовой помощи у омбудсмена, у которого (как она выяснила в ходе консультации) есть право запрашивать такие сведения. Уполномоченному предоставлено это право Федеральным законом «Об актах гражданского состояния» (п.3 ст.13.2 143-ФЗ).

Однако после детального изучения всех документов, сотрудники аппарата Уполномоченного и Жилищного комитета пришли к выводу, что проблема решается гораздо проще. Договор, в который Лилия была внесена как член семьи нанимателя, был заключен еще в 2005 году, а Регламент был утвержден только в 2013 году. Поэтому требования о документах, подтверждающих родственные отношения на данный случай не распространяются. В итоге жилищное агентство заключило с Лилией Ш. дополнительное соглашение о признании ее нанимателем жилого помещения.
Архив новостей

00:00