Суворовский пр-т, д. 62, лит. А
Записаться на прием ПОДАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ Задать вопрос

Петербургские алгоритмы противодействия экстремизму среди молодежи: «необязательные» руководства для педагогов и тестирование студентов

09 декабря 2020

Первые месяцы 2020-2021 учебного года в Санкт-Петербурге осложнялись для педагогов не только пандемией коронавируса и связанными с ней противоэпидемическими ограничениями. Пока образовательные учреждения переформатировали учебный процесс с учетом требований Роспотребнадзора органы государственной власти ставили перед ними и новые задачи. Вирус вирусом, а с терроризмом и экстремизмом тоже необходимо бороться, причем почему-то учителям и тренерам.

Сначала друг за другом появились два спорных циркуляра Комитета по образованию и Комитета по физической культуре и спорту Санкт-Петербурга. Согласно этим руководствам, разосланным по подведомственным организациям, учителям предлагается выявлять признаки возможной причастности их учеников к неформальным молодёжным объединениям и течениям экстремистского толка, а тренерам – конфликтов на национальной почве, после чего незамедлительно сообщать о результатах своей агентурной работы в правоохранительные органы. Чуть позже новые задачи были поставлены перед Советом ректоров вузов Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Городская прокуратура попросила протестировать студентов на предмет знания законодательства об экстремизме, терроризме и публичных мероприятиях.

Юристы аппарата Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге Александра Шишлова проанализировали эти инициативы, которые стали известны широкой общественности благодаря СМИ, и пришли к выводу, что педагогам поручено выполнять не предусмотренные законодательством обязанности, которые относятся к компетенции правоохранительных органов. Более того, провоцируется вмешательство в такие тонкие сферы (в частности, межнациональные отношения), где непрофессиональные действия могут иметь тяжелые последствия. Рекомендованный же прокуратурой Санкт-Петербурга тест для студентов, по оценкам омбудсмена, содержит информацию, противоречащую действующему законодательству.

Свою правовую позицию Александр Шишлов направил в ведомства, инициировавшие нововведения, с предложением отозвать либо скорректировать вызвавшие обоснованную критику поручения. Однако до настоящего времени органы государственной власти не усмотрели в распространенных циркулярах и тесте ничего требующего изменений. В Комитете по образованию, например, омбудсмену сообщили, что алгоритм действий для классных руководителей и социальных педагогов, составленный во взаимодействии с Центром «Э» ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, помогает учителям оценить, какая именно информация содержит проявления экстремизма и терроризма. А главное, документ носит рекомендательный характер, т.е. совсем не обязательно его исполнять.

Остановимся подробнее на этих «необязательных» документах.

Слежка – дело добровольное

Рекомендации, выпущенные Комитетом по образованию, называются «Алгоритм действий классных руководителей и социальных педагогов по уведомлению правоохранительных органов при выявлении в сети Интернет и иных источниках информации о причастности учащихся образовательных учреждений к неформальным молодежным объединениям и течениям экстремистского толка». Документ регулирует деятельность по выявлению проявлений экстремизма среди учащихся, сбору доказательств их причастности к совершению экстремистских действий или подготовке к таким действиям, передаче полученных материалов вместе с персональными данными в правоохранительные органы. Все перечисленное можно отнести к оперативно-розыскной деятельности, но никак не к педагогической.

Перечень обязанностей педагогических работников определен статьей 48 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации». И ни к одной из этих обязанностей нельзя отнести действия, предписанные алгоритмом.

Закон об образовании обязывает учителей соблюдать правовые, нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики, уважать честь и достоинство обучающихся. Алгоритм же предполагает, что классные руководители и социальные педагоги информируют правоохранительные органы о выявленных ими признаках возможной причастности учащихся к неформальным молодёжным объединениям и течениям экстремистского толка, даже не использовав имеющиеся у них педагогические возможности, чтобы узнать действительную позицию детей и воздействовать на неё, если в этом на самом деле есть необходимость.

Кроме того, существуют риски нарушения конституционных прав на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны.

Спорт не знает границ и… национальностей

Руководящие указания для тренеров государственных спортивных учреждений выявлять отклонения поведенческого характера среди обучающихся с армянскими и азербайджанскими корнями, а затем передавать эту информацию в органы внутренних дел и Комитет по физической культуре и спорту, появились в связи с вооруженным конфликтом в Нагорном Карабахе в сентябре-ноябре 2020 года. Нетрудно догадаться, что такие задачи не относятся к профессиональным обязанностям тренера, установленным пунктом 24 статьи 2 Федерального закона «О физической культуре и спорте в Российской Федерации».

«Я могу понять мотивы авторов этой инициативы, однако межнациональные отношения – очень чувствительная сфера, и любой неаккуратный шаг может породить новый конфликт или обострить существующий, – считает Александр Шишлов. – Правильнее было бы уведомлять тренеров и педагогов о выявленных правоохранительными органами конкретных признаках возможной опасности для обучающихся и обращаться к ним за помощью в принятии необходимых педагогических мер, чем подталкивать к ведению слежки и агентурной работы среди своих учеников». Рекомендации петербургского обмудсмена руководству Комитета по физической культуре и спорту по-прежнему сохраняют актуальность.

Тест на экстремизм

В октябре 2020 года из публикации «Фонтанки» стало известно, что городская прокуратура рекомендовала Совет ректоров вузов Санкт-Петербурга и Ленинградской области организовать тестирование студентов на знание законодательства об экстремизме, терроризме и публичных мероприятиях.

Уполномоченный считает, что многие формулировки теста, представленные бесспорными, в противоречие 13-й статье Конституции России являются идеологическими установками. В частности, для определения национализма использованы слова «преданность», «единство», «целостность», «благо», а средства массовой информации, напротив, названы инструментом, используемым террористами «для запугивания населения» и «вербовки сторонников».

«Правильные ответы» теста вызывают множество вопросов независимого государственного правозащитника. Так, авторы анкеты относят проведение несогласованных публичных мероприятий (включая протестные акции) к наиболее опасным проявлениям экстремизма, что противоречит Федеральному закону «О противодействии экстремисткой деятельности». Фактически ставится знак равенства между несогласованными пикетами и тяжким уголовным преступлением – массовыми беспорядками.

Омбудсмен считает, что подобное «правовое просвещение» вводит граждан в заблуждение относительно возможностей реализации ими гарантированного 31-й статьей Конституции России права собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.

В одном из заданий теста проигнорирована презумпция невиновности. Знающий о приготовлении преступления экстремистского характера и не сообщивший об этом человек назван преступником. Опущена важная деталь, что виновным в совершении преступления его может признать только суд. Возможно, это сделано для упрощения описываемой ситуации, однако если тестирование проводится для просвещения молодежи, пренебрегать основополагающим принципом уголовного судопроизводства недопустимо.

Информация о выявленных Уполномоченным некорректных и противоречащих действующему законодательству формулировках теста направлена прокурору Санкт-Петербурга для учета в дальнейшей работе надзорного ведомства по правовому просвещению молодежи.

Почему алгоритмы не работают

Работа по противодействию терроризму и экстремизму в молодежной среде, безусловно, нужна. Вряд ли у кого-то есть сомнения на этот счет. Не менее важна и профилактика, в т.ч. правовое информирование и просвещение школьников и студентов. Однако средства для достижения этих благих целей не должны быть любыми. Неправильно выбранные алгоритмы действий (подмена правовых норм идеологическими установками, навязывание педагогам функций осведомителей) приводят только к негативным последствиям – росту недоверия граждан к государственным институтам.

На критику неудачных антитеррористических инициатив журналистами, государственными и общественными правозащитниками органы исполнительной власти города сообщили, что это всего лишь рекомендации. Если это не так, и кого-то из педагогов принуждают выполнять не относящиеся к их профессиональной деятельности обязанности, они могут обратиться за защитой в аппарат Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге.


Архив новостей

00:00