Записаться на прием ПОДАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ Задать вопрос

«Умышленное» ухудшение жилищных условий

06 сентября 2021

Районная администрация заподозрила семью в намеренном ухудшении жилищных условий и отказала в постановке на учет в качестве нуждающихся в предоставлении жилого помещения по договору социального найма. «Умысел» состоял в том, что мать главы семейства зарегистрировала его жену и второго ребенка в квартире, в которой они живут. Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Александр Шишлов счел этот отказ незаконным и обратился в прокуратуру. Надзорное ведомство согласилось с омбудсменом и вынесло протест.


Когда в семье Алексея П. родился второй ребенок, в тридцатиметровой «однушке», принадлежащей его матери, всем стало не разместиться. Собственных средств на увеличение жилплощади не было, поэтому Алексей с женой решили встать на учет в качестве нуждающихся в содействии в улучшении жилищных условий.

«Умышленно» нуждающиеся

После того, как в квартире были зарегистрированы все четверо проживающих, требования для признания семьи нуждающейся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма (учетная норма общей жилплощади - менее девяти квадратных метров на каждого), были соблюдены.

Через многофункциональный центр глава семьи подал заявление в районную администрацию о постановке на учет, однако спустя три недели получил отказ. В соответствующем распоряжении администрации района со ссылкой на статью 53 Жилищного кодекса РФ говорилось, что члены семьи намерено ухудшили свои жилищные условия с целью постановки на учет в качестве нуждающихся. Алексей категорически не согласился с этим решением и попросил помощи у петербургского омбудсмена.

Юристы аппарата Уполномоченного не усмотрели правовых оснований для отказа в постановке на учет и обратились за разъяснением в районную администрацию. Приведенные «аргументы» намеренного ухудшения жилищных условий вызвали у сотрудников омбудсмена недоумение. Должностные лица администрации утверждали, что «вселение супруги в жилое помещение, установлено как факт совершения действий, в результате которых Алексей П. с детьми могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях».

В чем выразился умысел заявителя и недобросовестность при регистрации его жены в квартиру, где она живет вместе со всей семьей, в районной администрации Уполномоченному объяснить не смогли.

Хронологическая очередность регистрации в квартире была следующая: 2007 год – Алексей П., 2016-й – первый сын, февраль 2020-го – супруга, сентябрь 2020-го – второй сын. Т.е. после регистрации жены Алексея жилищная обеспеченность семьи была 10.33 кв.м на человека и не выходила за пределы существующей в Санкт-Петербурге нормы для отдельных квартир и жилых домов (девять кв.м). По закону претендовать на содействие государства в улучшении жилищных условий семья смогла только после появления и регистрации в единственном жилье родителей второго ребенка. Но, видимо, назвать рождение сына намеренным действием с целью постановки на учет в районной администрации не решились.

Тот факт, что вселение в квартиру жены Алексея П. - это реализация ее права на совместной проживание с членами своей семьи, по неизвестным причинам во внимание чиновниками принят не был.

Законодательство не определяет понятие «намеренное ухудшение»

В Жилищном кодексе не уточняется, что следует считать намеренным ухудшением жилищных условий и какие действия могут быть признаны таковыми. Порядок определения в действиях граждан подобного факта также отсутствует.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что ограничения в постановке на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий. При этом применение статьи 53 Жилищного кодекса («Последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий») должно осуществляться в системе действующего правового регулирования, согласно которому предполагаются добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий.

Опираясь на позицию Конституционного Суда, статью 38 Конституции России и статью 31 Семейного кодекса, Александр Шишлов обратился в защиту прав семьи Алексея П. в прокуратуру, которая согласилась с доводами Уполномоченного.

Надзорный орган не усмотрел правовых оснований для отказа в постановке на жилищный учет и вынес на распоряжение администрации района протест.

«Из норм семейного законодательства прямо следует, что семья имеет право на совместное проживание, ведение общего хозяйства и совместное воспитание детей, что обусловливает отношения по совместному использованию жилья», - сделал вывод прокурор района.


Архив новостей
Права человека и глобальные цели устойчивого развития: Укрепление средств осуществления и активизация работы в рамках глобального партнерства в интересах устойчивого развития

00:00