Жилье по договору социального найма в Санкт-Петербурге: кто последний без очереди?

10.09.2020

На два года растянулось «внеочередное» предоставление отдельного жилья женщине, которая в силу своего тяжелого диагноза не может проживать на одной площади с соседями по коммунальной квартире. За это время дочь, представляющая ее интересы, успела обратиться во множество инстанций и даже добиться решения суда в пользу матери. Но исполнять его районная администрация не спешила. Вмешательство Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге Александра Шишлова помогло поставить точку в этой истории – отдельная квартира была предоставлена.

Однако очередь из внеочередников увеличивается в городе уже несколько лет и становится системным нарушением конституционного права на жилище. С каждым годом количество квартир, которые государство должно предоставить без очереди, все больше и больше. И два года ожидания – это еще не худший вариант. Между тем за этими сроками и сухими цифрами стоят живые люди, которые признаны нуждающимися не просто так…

Невозможность совместного проживания

Обратившаяся за помощью к Уполномоченному Наталья Ш. отстаивала интересы своей мамы Алевтины К., признанной недееспособной. Жили женщины в коммунальной квартире, а тяжелое психическое заболевание Алевтины относится к той форме, при которой совместное проживание с ней считается невозможным. Согласно законодательству она имеет право на внеочередное получение отдельного жилья по договору социального найма. Однако реализовать его не получалось с 2018 года: чиновники разводили руками – квартир нет. Не помогло даже судебное решение, которого добилась Наталья в интересах Алевтины. Суд обязал районную администрацию предоставить женщине квартиру по договору соцнайма. Но она продолжала жить на общей площади еще с двумя семьями, одна из которых – многодетная.

Быт коммунальной квартиры – это зачастую, что называется, «не для слабонервных», а жизнь по соседству с человеком, страдающим психическим расстройством, имеет особенности, которые будет терпеть далеко не каждый.

Наталья ухаживала за матерью, выполняя рекомендации врачей для поддержания ее в ремиссии. Но одна из соседок по квартире вела себя агрессивно, регулярно провоцируя конфликты в местах общего пользования, оскорбляя  тяжелобольную женщину и угрожая ей. Подобная атмосфера еще больше дестабилизировала состояние Алевтины. При этом в той же квартире проживают дети, мама которых, видя все происходящее, всерьез тревожилась за их безопасность.

После многократных обращений Уполномоченного в защиту прав Алевтины, ее дочь как законный представитель получила, наконец, смотровой лист на жилое помещение и дала согласие на вселение.

Это только один пример «невозможности совместного проживания», повседневной реальности многих тысяч семей, выхода из которой, казалось бы, нет. Вернее, он есть, но туда стоит длинная очередь из «внеочередников», а движется она очень медленно…

Кто последний без очереди?

Неисполнение жилищных планов Уполномоченный регулярно отмечает в своих ежегодных докладах, начиная с 2017 года. Долг государства перед гражданами, подлежащими обеспечению социальным жильем, неуклонно растет.

По итогам 2017 года необеспеченными жилыми помещениями остались 1990 семей из числа «плановых очередников» (тех, чья очередь подошла в этом году) и тех, кто имеет на это право во внеочередном порядке. Это примерно две трети от всех нуждающихся, включенных в жилищный план. Следующий год не закрыл прошлые долги, и половина семей из 2017-го снова оказалась без квартир. К этому количеству добавились и необеспеченные из плана 2018 года. И в сумме их стало уже 2367 семей. Позитивной динамики не принес и 2019-й, напротив, ситуация лишь усугубилась. Остались неисполненными обязательства по предоставлению 3201 квартиры. Причем к началу 2020 года без жилья оставалась еще часть внеочередников 2017-го. Таким образом, объем долга с каждым годом возрастает на 20-30%.

Причины и последствия

В чем же причины роста этой очереди из тех, кто вне очереди? Их несколько, но начинается все, как ни странно, с антикоррупционного законодательства. Эти нормы определяют самый важный критерий государственной закупки – минимальная цена. А самый дешевый квадратный метр – «на стадии котлована». Когда дома-то еще нет, есть только планируемые сроки сдачи объекта. Но как гласит закон Хеопса: «Ничто никогда не строится в срок и в пределах сметы».

Роста экономики в последние годы не наблюдается, скорее, наоборот. И строительная отрасль – не исключение. Соответственно, и сроки строительства постоянно переносятся. Затем следует длительная процедура сдачи домов в эксплуатацию, и далее – регистрация права собственности Санкт-Петербурга, которая также занимает существенное время. Следствие всего этого – неисполнение жилищных планов и годы ожидания тех, кто должен обеспечиваться квартирами без очереди.

Социальные последствия этой тенденции гораздо серьезнее, чем может показаться на первый взгляд. Приведенный выше пример – живое тому подтверждение. Дочь, которая не отдает маму с тяжелым диагнозом в психоневрологический интернат, пытается создать ей достойные условия жизни и стабилизировать состояние, нуждается не только в уважении, но и в помощи государства. Гораздо гуманнее и выгоднее поддерживать такие формы домашнего (родственного) ухода за больными людьми, чем развивать систему психоневрологических интернатов. А когда человек изо дня в день мечется между больной матерью и агрессивными соседями, он может сломаться в любой момент. Просто не выдержать. Не говоря уж о том, что подобная обстановка в коммунальной квартире однажды может обернуться страшной трагедией...

Тогда, как это часто бывает, органы государственной власти «возьмут на контроль», будут разбираться в причинах произошедшего и искать виновного. Но для кого-то будет уже поздно…

Скрытые резервы

Пытаясь найти пути выхода из сложившейся ситуации, специалисты аппарата Уполномоченного провели довольно интересный анализ.

Согласно данным районных администраций в городе имеется значительное количество свободных и освободившихся жилых помещений социального использования – отдельных квартир и комнат в коммунальных квартирах. Но большая часть не пригодна для проживания, так как нуждается в ремонте. Например, из 537 свободных жилых помещений в трех городских районах пригодны лишь лишь 115 (21 %).

Районные администрации вряд ли могут повлиять на ускорение процесса строительства новых домов и сдачи их в планируемые сроки. Но заняться приведением в порядок имеющегося в собственности жилья - вполне посильная для них задача. Было бы желание и управленческая воля. Кардинально проблему с растущей очередью это не решит, но обеспечить тех внеочередников, которым квартира нужна, что называется, «по жизненным показаниям», вполне возможно. Да и государственное имущество не будет простаивать без дела.

Петербургский омбудсмен неоднократно рекомендовал это главам районов. К сожалению, рекомендации сохраняют актуальность.

10.09.2020
Ольга Штанникова в программе «Итоги дня» на телеканале 78 о защите прав медиков >>
25.07.2020
Александр Шишлов в программе «Открытая студия» об изменении избирательного законодательства, доверии к выборам и соблюдении права на участие в управлении делами государства >>
17.07.2020
Ольга Штанникова в программе «Вечер трудного дня» на телеканале 78 о вопросах гендерного неравенства >>
14.07.2020
Александр Шишлов в программе «Итоги дня» на телеканале 78 о горячей линии для сообщений о возможных нарушениях прав медицинских работников в условиях эпидемии коронавируса >>
19.06.2020
Александр Шишлов на «НТВ-Петербург» о недопустимости принудительного голосования по поправкам в Конституцию РФ >>
11.06.2020
О предложениях по доработке новой редакции закона «Об Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге». Александр Шишлов в программе «Итоги дня» на телеканале 78 >>
04.06.2020
Петербургский омбудсмен Александр Шишлов в интервью «Фонтанке» о соблюдении прав граждан в период коронавируса >>
Читать все >>
Подписаться на новости
ОК
пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс