Александр Шишлов рассказал Президенту России о проблемах, с которыми сталкиваются петербургские правозащитные организации

05.12.2014

5 декабря в преддверии Международного дня прав человека в Кремле состоялась встреча Президента России Владимира Путина с Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации Эллой Памфиловой, председателем Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте Российской Федерации Михаилом Федотовым, Уполномоченным по правам ребенка при Президенте Российской Федерации Павлом Астаховым, Уполномоченным по правам предпринимателей при Президенте Российской Федерации Борисом Титовым, региональными омбудсманами и другими правозащитниками.


Государственные правозащитные институты Санкт-Петербурга на встрече представляли Уполномоченный по правам человека Александр Шишлов, Уполномоченный по правам ребенка Светлана Агапитова, Уполномоченный по защите прав предпринимателей  Александр Абросимов.

Участники встречи затронули наиболее актуальные вопросы соблюдения прав человека и развития институтов гражданского общества в России.


В своем выступлении Александр Шишлов сказал:

"Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Хочу вернуться к теме честного и уважительного отношения к человеческой личности со стороны государства.

Вчера, когда Вы выступали с Посланием, Вы подчеркнули необходимость поддержки социально ориентированных НКО и говорили о том, что в таких организациях работают люди, остро чувствующие свой гражданский долг. Организации, которые занимаются конкретными социальными проблемами, фактически защищают фундаментальные конституционные права граждан, а те организации, которые занимаются фундаментальными гражданскими правами, фактически создают системную основу для реализации конкретных социальных прав. Поэтому встречающиеся порой противопоставления правозащитных и социально ориентированных организаций достаточно условны.

Вчера, выступая с Посланием, Владимир Владимирович, Вы снова говорили о необходимости отказаться от бесчисленных проверок, от обвинительного уклона в работе контролирующих органов, в том числе в отношении НКО. Но есть слова Президента и есть дела, с которыми сталкиваются в реальной жизни некоммерческие организации, и, к сожалению, это реальные дела, это реальная практика правоприменения, в том числе уже упоминавшегося сегодня так называемого закона об иностранных агентах, фактическое применение которого очень часто приводит не к наведению порядка, не к защите суверенности, а к давлению на некоммерческие организации, эффективно работающие, нужные людям, но неудобные отдельным представителям власти.

Способствует этому, кстати, правовая неопределенность термина «политическая деятельность», которая существует сегодня в законодательстве. В Петербурге одна из НКО столкнулась с тем, что ей инкриминировали политическую деятельность, которая выразилась в том, что уполномоченный по правам человека использовал аналитические материалы этой организации.

Вообще мы, к сожалению, часто видим, что активная гражданская позиция, позиция правозащитников, наталкивается на непонимание и на наклеивание ярлыков нелояльности, оппозиционности: «пятая колонна», «иностранные агенты». С такой практикой этой осенью столкнулись правозащитники, в том числе Уполномоченный по правам человека в Пермском крае, когда они выступали за сохранение музея жертв политических репрессий «Пермь-36». Потребовалось вмешательство на уровне руководства Администрации Президента, чтобы эту ситуацию урегулировать, и мы за это очень благодарны.

А вот другой пример – из Санкт-Петербурга, когда проверки Института региональной прессы были дополнены беспрецедентным по нынешним временам персональным давлением на директора этой организации, которая в июне в аэропорту столкнулась с тем, что у нее были изъяты компьютер, флэшки, планшет, она не попала на свой рейс, к ней не был допущен адвокат. И вот прошло полгода, вещи эти не возвращаются, а перемещаются вместе с делом между пятью различными правоохранительными органами. А чем занимается этот Институт региональной прессы? Он занимается повышением профессиональной квалификации журналистов и менеджеров СМИ, прежде всего, региональных, провинциальных. Согласитесь, это очень важная работа.

В заключение я хочу сказать именно о свободе средств массовой информации. Мы с Эллой Александровной два месяца назад в Петербурге встречались с группой журналистов, которые обеспокоены очевидным понижением профессиональной планки качества журналистики, с одной стороны, с другой стороны, запретительными тенденциями в регулировании СМИ. Мы решили поддержать эту снизу зарожденную работу, профессиональную активность журналистов, которые болеют за свою профессию, попросили их подготовить профессиональный анализ. Сейчас они это закончили, подготовили профессиональный анализ тенденций в законодательстве, регулирующем деятельность СМИ, которые принимались в последние годы, и законодательные предложения, направленные на то, чтобы создавались условия для свободной и ответственной работы журналистов. Мы эти предложения, разумеется, передадим в Администрацию, надеемся, что они будут изучены.

Этот призыв, о котором сказала Элла Александровна в самом начале, к честности, к откровенности и к открытости очень важен. Я думаю, что мы все заинтересованы в правде, в честности, в доверии между государством и гражданским обществом.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Скажите, пожалуйста, я прошу прощения. У кого там изъяли флэшки?

А.ШИШЛОВ: Это Анна Аркадьевна Шароградская.

В.ПУТИН: У нее изъяли компьютер и флэшки? А куда она летела?

А.ШИШЛОВ: Она летела в Штаты, она читает лекции каждый год, там у нее студенты в университете, но дело не в этом. Видимо, люди, которые изымали флэшки, не знали, что информация в XXI веке перемещается другим способом, и вот поэтому теперь это дело – между пятью ведомствами, никто не хочет взять на себя ответственность.

В.ПУТИН: Я думаю, что разберемся, ерунда какая-то, согласен. Спасибо.

По поводу давления, по поводу противопоставления социально ориентированных НКО с другими направлениями деятельности неправительственных организаций я согласен, я сам это иногда наблюдаю, и это абсолютно несправедливо и вредно. Я свою позицию на этот счет высказал. Все, что связано с законом о так называемых иностранных агентах, связано только с желанием государства оградить себя от вмешательства иностранных государств в нашу внутреннюю политическую жизнь. И если под эту сурдинку чиновники различных уровней, начиная от местных и кончая федеральными, стараются оградить себя от критики неправительственных организаций и правозащитников по любой теме, то, конечно, это просто инструмент своей собственной защиты и защиты их деятельности, часто некорректной, если не сказать незаконной. Разумеется, мы будем с этим бороться, мы для этого и собираемся.

Я для этого создал Совет и поддерживаю его работу, для этого мы с вами сегодня встретились. Но это непростая работа, потому что здесь просто чиновничьим способом, чиновничьими инструментами добиваться справедливости по линии правозащитных организаций бессмысленно, здесь нужно поддерживать просто инициативу и сами правозащитные организации. Повторяю еще раз, собственно говоря, мы этим и занимаемся, в том числе и сегодня.

Теперь по поводу запретительных тенденций в СМИ. Я, конечно, тоже слышу об этом, но я не вижу, что у нас какие-то тенденции есть на самом деле. Смотрите, сами, допустим, западные эксперты говорят о том, что западные СМИ создают параллельную реальность по событиям на Украине. Это что такое? Это заказ властей, и средства массовой информации исполняют этот политический заказ. Наверное, и у нас есть что-то подобное по каким-то отдельным направлениям. Хорошо это или нет? Нет. Пресса, если она хочет, чтобы ей верили, должна быть объективной, освещать полноценно события и явления. Можно, конечно, и комментировать, но тогда должно быть ясно, что это авторское мнение.

Понимаете, нам, конечно, многое нужно сделать. Но для этого, собственно говоря, повторяю, и существуют такие организации, как ваша. Спасибо большое".


 

Читать все >>
Подписаться на новости
ОК
пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс